О типах человеческой психики с позиций универсальной эволюции

Просмотров: 4

Сукиасян Самвел Грантович, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отделения реабилитации психического здоровья «Стресс» медицинского реабилитационного центра «Артмед», заведующий кафедрой психического здоровья и психиатрии Армянского медицинского института, профессор кафедры прикладной психологии Армянского государственного педагогического университета им. Х. Абовяна, г. Ереван
samsu57@mail.ru doc.sukiasyan@gmail.com

О типах человеческой психики с позиций универсальной эволюции
Аннотация. Предметом настоящего исследования являются такие архисложные
философские, социальные, биологические и психологические категории, как человек и психика. Эти категории всегда были в центре внимания многих научных дисциплин, объектом исследования которых являлся человек. Они исследовались как научными методами, так и различными мистическими и эзотерическими традициями, духовными системами. Но академическая наука лишь робко пыталась описать эти феномены. Методология исследования и анализа психики в настоящем исследовании основана на концепции универсального эволюционизма. Философская платформа автора признает равнозначность материи, энергии, духа и их сочетания, их внутреннее единство на всех уровнях организации Вселенной. На основе анализа категориальных понятий и подходов, принятых в психологии, психиатрии, физике, автор представил свой оригинальный подход к пониманию природы человека. Теоретические рассуждения автора основаны на обширном эксперименталь
ном материале, доказывающем реальность и действенность многих экстрасен
сорных, внетелесных и других феноменов, наблюдаемых у психически здоровых и нездоровых людей. Подход автора к пониманию сути и природы человека опирается на такие критерии, как уровень и мера человечности в каждом человеке. Человечность каждого из нас проявляется в том, как мы относимся к себе подобным, к живой и неживой природе, миру в целом, каким «богам» поклоняемся и исповедуемся, на какие ценности ориентируемся, живя во враждебном мире. На основе этого автор выделяет типы людей, которые определяются не выраженностью и характером тех или иных индивидуальных особенностей, как это делали практически все исследователи, а степенью «человеколюбия» или мерой их «индивидуального продвижения по пути очеловечивания». Именно эта степень очеловечивания создает впечатление, что внешне довольно похожие друг на друга люди принадлежат к одному биологическому виду, но с разным соотношением предковых форм.
Автор выделяет следующие типы: люди-боги (тео-тип), люди-человеки (антроп-
ный тип) и люди-звери (анимальный тип). Христианская антропология рассматривает человека как триединство духа, души и тела. Соотношение этих категорий предопределяет неравенство «обычных», «нормальных» людей и предопределяет миропонимание и отношения каждого из нас.
o-tipah-chelovecheskoy-psihiki-s-pozitsiy-universalnoy-evolyutsii.pdf

Советикус, постсоветикус и Хомо путинус

Просмотров: 4

Смена режимов провоцирует изменения в обществе, наблюдать за которыми весьма интересно, но не всегда приятно.
Склонность повсюду видеть врагов и восторженная готовность к войне — мрачные приметы нашего времени. © CC0 Public Domain
Дмитрий Губин
Блогер, журналист, теле- и радиоведущий, писатель

Социум эволюционирует. Советский человек, постсоветский человек и человек, сформированный при Путине, — разные социальные виды. Хотя и близкородственные.

Homo soveticus, или (обидно) «совок», при ретроспективном взгляде даже симпатичен. Ну да, он кричал «ура!» на демонстрациях, пил водку, вешал на стенку чеканку, добывал по блату голубой чешский кафель и знал, что СССР лучше Америки, потому что в Америке вешают негров. Но, если честно, особо в это не верил, как не верил и в марксизм-ленинизм. В СССР Брежневу налепить цацек-орденов на грудь — могли. А вот назвать «духовным воином страны» — нет. Потому что soveticus с подспудной тоской осознавал и свое, и брежневское место в истории. Да, он частенько стучал на других, голосовал «как надо» на собраниях — но в мыслях воспарял. Всеобщее запойное чтение, взросление на повестях Катаева, Гайдара и Крапивина (где непременно и дружба, и первая нежнейшая любовь) — советская власть, как точно подметил Дмитрий Быков, совершала ужасные поступки, но произносила правильные слова. По этой причине советское двоемыслие заканчивалось вместе с заседанием парткома.

СС0 Public Domain Как выживает пластилиновый народ

Homo postsoveticus от идеализма и двоемыслия избавился в ту минуту, когда обрел деньги. Нередко — шальные. Это soveticus был счастлив в мелкой норке на окраине (посиделки с друзьями на кухне, полный холодильник при пустых магазинах, Окуджава, собрания сочинений, соседствующие в гэдээровской «стенке» с хрусталем). А postsoveticus стал, прошу прощения за двусмысленность, норку держать нараспашку. Нужно, чтобы все видели его машину, шмотки, часы, мобильник. Россиянин образца 1996—2012 годов, эпохи торжествующего гламура, потреблял не столько вещи, сколько статус. Он все еще не верил, что на самом деле существует, а потому трясся над главным доказательством своего бытия — иномаркой (и потому, кстати, так ненавидел гаишников, ленивым взмахом жезла превращавших его в ничто).

Разбогатев, postsoveticus так и не выстроил общество равных — наоборот, отгородился от соседей, обнеся загородные хоромы забором до Луны. А взяв в привычку проводить отпуск за границей, стал относиться к миру как к магазину, забыв, что мир — это учебный класс. Идеологическую пустоту postsoveticus заполнил бытовым расизмом: Европа в его глазах была местом шопинга и отдыха, где, к несчастью, бродили по улицам негры и арабы, которых, по его мнению, следовало держать на подсобных работах на стройке. И если общественная разобщенность роднила «постсовка» с «совком», то прекратившаяся учеба у Запада, напротив, отдаляла.

Жизнь Homo soveticusʼa задокументирована подробно (навскидку: «Это было навсегда, пока не кончилось» Юрчака; «60-е. Мир советского человека» Вайля и Гениса). Антропологией Homo postsoveticusʼa можно считать всю публицистику постсоветской эпохи, от упомянутого Быкова до (рекламная пауза!) моей книги «Налог на Родину». А вот про Homo putinusʼa (HP) ничего не написано. Это ведь новый тип. И хотя складываться он начал в нулевых, но всем колхозом вышел на сцену, лишь когда гламур сменился патриотизмом, — после Крыма.

СС0 Public Domain Новый русский консенсус

От своего предшественника putinus отличается многим. Например, страстным отказом от личного, индивидуального в пользу общего, коллективного. И это не советское «раньше думай о Родине, а потом о себе». HP сочинил себе такую Родину, чтобы ее интересы либо наполняли его карман, либо компенсировали пустоту кармана духоподъемностью. Если Homo postsoveticus определял себя через профессию или доход («я — менеджер», «я — бизнесмен»), то Homo putinus стал определять себя через «я — русский». Не замечая, что индивидуальность в нем определяется через отрицание индивидуального.

Другая важная черта HP — двоемыслие, допущенное в дом (в СССР, напомню, оно оставлялось за порогом). Это даже не двое-, а много- и разномыслие: синкретизм, механическое объединение взаимоисключающего. В голове тот же винегрет, что и в пейзаже за окном, где памятник Ленину повернут лицом к православному новоделу, а в героях разом Николай II и Сталин. НР одновременно проклинает «Гейропу», ездит на немецком автомобиле и вздыхает, что таких дорог, как в Европе, в России никогда не будет — хотя, конечно, мы величайшая в мире страна. Он знает, что РПЦ выродилась в КПСС, но зовет священника освящать офис; он не прочел и десяти страниц из Нового завета, но при этом уверен, что русский обязан быть православным.

Возможно, такой синкретизм связан с третьей чертой HP: принципиальной даже не столько необразованностью, сколько нежеланием знать устройство мира. Конечно, не каждый soveticus мог назвать число планет в Солнечной системе, объяснить принцип квантовой неопределенности или припомнить, что «Оду к радости» написал Бетховен. Однако soveticus незнания стыдился, а знание уважал. Как и «культуру» — по крайней мере, в классическом варианте. Для putinusʼa любые сложные, интеллектуальные вещи смешны.

СС0 Public Domain Путин-царь и теория мемов

Неслучайно в русском fm-эфире полно слезливо-блатного шансона и пумс-пумс-попсы, но нет радиостанций классической музыки. Тираж нон-фикшн книг в тысячу экземпляров считается приличным (при 146 миллионах населения!), а 5 тысяч экземпляров переводят книгу в бестселлеры. Зарплата преподавателя, оркестранта, врача или ученого ниже уровня выживания. На федеральных телеканалах крайне редко можно увидеть лингвиста, генетика или когнитивного нейробиолога, зато ведутся разговоры о том, что Земля плоская. Получить утром газету по подписке (типа Liberation, Daily Telegraph или Allgemeine Zeitung) невозможно — отчасти потому, что в стране, в общем, нет почты. А образование отгородилось от жизни такой же стеной, как и загородный дом. При этом — вследствие синкретизма — HP вкладывается последними деньгами в образование детей (и вузы, чувствуя запрос, повышают цену: учиться в МГИМО или «вышке» уже дороже, чем университетах Лиги плюща в США).

Сами же дети для HP превратились не столько в смысл жизни, сколько в щит. Их интересами объясняются самые дикие решения властей, вроде «закона Димы Яковлева», лишившего множество сирот шанса найти семью и даже просто выжить, или закона о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, стигматизировавшего и обрекшего на травлю каждого двадцатого российского подростка. Прикрываясь защитой детей, HP резко ограничивает их жизненную перспективу, оставляя два варианта: либо учить иностранный язык и эмигрировать, либо остаться жить в стране со стагнирующей экономикой и возможностью сесть в тюрьму за неосторожный пост в соцсетях. Молчу уж о том, что HP абсолютно уверен в своем праве поднять на ребенка руку или замордовать словесно.

Желание оскорбить, унизить и дегуманизировать любого иного или инакового, мгновенно превращаемого во врага, — еще одна типичная черта HP. Его предшественник, HPS, параллельно с сытостью оброс неким благодушием, привычкой обмениваться любезностями. В ярость его приводило лишь покушение на святое, то есть автомобиль (когда, например, кто-то занимал его место на дворовой парковке). HP выводит из себя все: покушение на автомобиль, на церковь, на веру, царя и Отечество…

СС0 Public Domain Архаика и танцы у Вечного огня

Впрочем, для HP ярость (часто переходящая в кривляние на манер Передонова из «Мелкого беса») оправдана представлением, что он живет в осажденной крепости. При этом HP полагает провокацией вопрос о том, как случилось, что Россия стала страной типа Северной Кореи. И почему во врагов превратились все — от братьев-славян на Украине до братьев-христиан в Грузии. И почему из друзей остались лишь армия и флот (с ракетами на портативных ядерных реакторах, о чем поведал Путин — к изумлению физиков-ядерщиков).

Зато заявление вождя о том, что мир без России не нужен, было принято с восторгом. НР вообще говорит о ядерной войне как о деле почти неизбежном: если вы не хотите с нами считаться, то и пропадите вместе с нами… И этот гибельный восторг, или, как Быков писал, оргазм, какой испытывает доктор Джекил, когда превращается в мистера Хайда, — тоже характеристика HP.

Но здесь я должен остановиться. Не потому, что боюсь, а потому, что сложно систематизировать явление, внутри которого находишься и которое неизбежно влияет на тебя. Это системная ошибка метода включенного наблюдения. В 2011 году, в расцвет нефтяных тучных лет России, я точно так же пытался дать характеристику Homo postsoveticus — и точно так же вынужден был признать предел возможностей. Поэтому сегодня просто повторю то, чем заканчивал свое описание 7 лет назад: «Я не укладываюсь в размеры текста, но все прочее вы легко можете дополнить сами».

http://www.rosbalt.ru/blogs/2018/04/21/1698001.html

Мифы о психических болезнях и психиатрии

Просмотров: 26

Густав Доре. Дон Кихот

На протяжении многих веков психиатрия упорно отстаивала свое право на то, чтобы стать одной из научных медицинских дисциплин. Но и в наше просвещенное время психические болезни окутывает пугающий ореол таинственности. Попробуем рассмотреть наиболее распространенные мифы, в первую очередь затрагивающие с одной стороны самих носителей психических болезней, с другой – представителей специальности психиатрии.
Мифы о душевнобольных

Психически больные опасны для общества. Это, пожалуй, один из самых распространенных мифов. Достаточно вспомнить, например, роман Шарлотты Бронте «Джейн Эйр». В нем жена главного героя, Эдварда Рочестера, Берта страдает хроническим душевным расстройством (предположительно шизофренией). Она описана диким, бессловесным зверем, готовым крушить все вокруг, душить и кусать всех встречных. Родственники ее стыдятся и боятся, больной суждено без специализированной помощи доживать свой век в уединенном замке, в тюремных условиях. На самом деле агрессивное поведение сопутствуетлишь незначительному количеству психических расстройств (например, кататоническому, импульсивному возбуждению, императивным галлюцинациям,бреду преследования, психопатоподобной симптоматике) и является каплей в море в сравнении с повсеместно встречаемой людской агрессией. Ведь реально опасная значительная часть нашего общества (алкоголизирующаяся, психопатизированнная, получающая многочисленные черепномозговые травмы, деградирующая) не состоит на врачебном учете и не получает необходимого лечения. Поэтому большой вопрос, кто более опасен для общества – состоящий под наблюдением пациент с хронической психической патологией или выпивающая компания во дворе, толпа футбольных болельщиков, разгоряченная спиртным группа подростков?

Поведение их непредсказуемо, неуправляемо. Увековеченные в произведениях Достоевского, Гоголя, Булгакова, Чехова персонажи – такие неповторимо чудаковатые, никем не понятые, совершающие экстравагантные поступки. Классические произведения с детства формируют в нашем сознание некий обобщающий образ душевнобольного. При этом, лишь в четверти всех случаев можно говорить о психотическом уровне расстройств – то есть таких, когда человек не может осознавать или руководить своим поведением в силу выраженности психической патологии. Но даже в данных наблюдениях нередко имеется достаточный уровень критики, доверительный контакт с окружающими, согласие на медикаментозное лечение. Повышение медицинской грамотности больных и их близких позволяет своевременно выявлять очередное обострение хронической психической патологии, предотвращатьсуицидальное и агрессивное поведение.

Они беспомощны. По-настоящему так можно сказать лишь о глубоких инвалидах в результате бурного, злокачественного или просто очень длительного, неблагополучного течения психического заболевания (дефект при злокачественной шизофрении, слабоумие у олигофренов в стадии имбецильности или идиотии, деменция у пациентов с атрофическими заболеваниями головного мозга, эпилепсией и т.п.). Такими отчасти являются и главные герои многих художественных произведений: «Идиот» Ф.М. Достоевский, «Цветы для Элджернона» ДениелКиз, «Дурачок» Н.С. Лесков и т.п. В подавляющем большинстве остальных случаев наши больные – это вполне благополучные в семейной, бытовой и профессиональной сферах люди, которые полностью себя обеспечивают. А современные достижения фармако- и психотерапии позволяют поддерживать у них достаточно высокое качество жизни.

Они неизлечимы. Да, многие заболевания в сфере психиатрии носятхроническийхарактер. Но также страдают и люди с большинством терапевтических болезней (гипертонической болезнью, бронхиальной астмой, сахарным диабетом и другими). Но реальность не столь безнадежна и значительно отличается от уныло-застойной атмосферы, царящей в чеховской палате № 6. Сочетание грамотно подобранного фармакологического лечения, психотерапии и социальной реабилитации позволяет добиться многолетних, устойчивых ремиссий. Пациенты больше не являются многомесячными «узниками»психиатрических больниц, они могут вести полноценный образ жизни, учиться, работать, заводить семью, иметь разнообразные хобби. Помимо этого современные нейролептики сдерживают прогрессирование шизофренического процесса, нарастание необратимых личностных изменений.

Родители виноваты в наследственности или неправильном воспитании. До сих пор наследственная теория возникновения таких хронических заболеваний, какшизофрения,маниакально-депрессивный психоз и т.п. является только наиболее вероятной, но до конца не доказанной. При этом в реальной практике мы наблюдаем много парадоксов: у двух душевнобольных родителей рождаются абсолютно здоровые дети и, наоборот, семье с благополучным психическим анамнезом на протяжении многих поколений посылается ребенок с явной психической патологией… Безусловно, при наличии у ближайших родственников хронического психического заболевания – немного повышается риск и рождения душевнобольного ребенка. Но, как правило риск этот не столь уж велик. Что касается воздействия семейного воспитания, то оно действительно является очень важным фактором в профилактике формирования алкоголизма, наркоманий, психопатий, подросткового суицида.

Общество виновато в том, что довело своих членов до безумия. После этих слов сразу хочется вспомнить всеми любимый роман М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита», где так тесно переплелись мистика и сатира. И, наверное, все-таки не столько ужасы советского режима, сколько «внутренняя людская бесовщина» доводит многих героев до общения с профессором Стравинским в психиатрической клинике. Еще в более мрачные судебно-правовые лабиринты запускает метаться своего героя Франц Кафка в романе «Процесс», приближая его к сумасшествию и готовности покончить с собой. Не вдаваясь в политические дискуссии, просто отметим, что социальное неблагополучие, растущий темп жизни, новые информационные технологии безусловно оказывают значительное влияние в пограничнойпсихиатрии, могут способствовать росту невротических расстройств, депрессий, но не влияют на частоту возникновения таких болезней как шизофрения, биполярное расстройство.
Мифы о врачах-психиатрах

Психиатр всех считает душевно больными. Прежде всего, любой психиатр прекрасно знает, что распространенность, например, шизофренических расстройств реально очень мала и составляет всего порядка 1% от популяции. Чего нельзя сказать о таких широко встречающихся и трудно поддающихся учету проблемах, как алкоголизм, наркомании, пограничные психические расстройства. Но ведь и не о них у нас идет речь. Теперь немного о профессиональной деформации психиатров. Поверьте на слово, психиатру, как и любому другому специалисту, хочется во внерабочее время расслабиться, а не заниматься непрерывным поиском психических отклонений у всех встречных. Другое дело, что какие-то явные, бросающиеся в глаза неадекватности в поведении окружающих, врач-психиатрневольно автоматически отметит, подобно тому, как терапевт обратит внимание на желтушность кожи, а ортопед на красивую осанку спины.

Психиатр лекарствами может вылечить любую болезнь. По-настоящему грамотный специалист никогда не будет фиксирован исключительно на лекарствах. Он постарается подключить к лечебному процессу и других профессионалов – психологов,психотерапевтов,социальных работников. При этом имеется большой круг отклонений, например, некоторые невротические фобии, легкие депрессии, психопатии, которые иногда вообще не требуют применения психотропных препаратов, здесь на первое место выступает длительнаяпсихотерапевтическая работа, социальная реабилитация.

Психиатр может вызвать с помощью психотропных препаратов и гипнозапсихическое заболевание у здорового человека. Как уже отмечалось выше, такие хронические заболевания, как шизофрения, маниакально-депрессивный психоз предположительноимеют генетическую природу. Их нельзя ничем вызвать, но можно спровоцировать, проявить латентно дремлющий процесс. В том числе гипнотические техники не могут вызвать, но могут усилить, видоизменить картину психоза (бредовой больной и после окончания сеанса будет чувствовать воздействие со стороны гипнотизера, слышать в голове его голос). Что же касается психотропных препаратов, то они призваны исключительно убирать имеющуюся симптоматику. А сопутствующие их приему сонливость, заторможенность – являются проявлением хоть и побочного, но по-своему полезного действия. Передозировка любых, не только психотропных, лекарственных средств, может, в свою очередь, вызывать тяжелое отравление.

Психиатр может лишить человека прав. Права, юридические или гражданские, относятся к ведению суда, но не психиатрии. Психиатр в качестве лечащего врача может только высказать свое профессиональное мнение о способности больного осмысливать свои действия и их последствия. В дальнейшем, по настоянию родных пациента или официальных органов опеки, специальная комиссия врачей может оценить способность больного осуществлять свои права и передать свое мнение в суд. Именно последний будет решать вопрос о дееспособности больного, причем решение суда может быть в последующем обжаловано. Речь в данном случае идет прежде всего о глубоко слабоумных больных (олигофрения, атрофические заболевания головного мозга, деменция при алкоголизме, эпилепсии), и реже – о других формах душевных болезней. Все строго документируется и подтверждается клинически. После суда такому больному обязательно назначается опекун, защищающий его права.

Психиатр ни за что не отвечает, так как невозможно проверить его правоту. Времена меняются – а страхи у людей остаются. Да, в нашей области нет объективных диагностических специфических анализов крови или мочи, да и более ценные данные электроэнцефалографии и компьютерной томографии головного мозга значимы для небольшого круга заболеваний. Но от этого психиатрия не становится менее научной и неподвластной контролю дисциплиной. В нашей сфере на первый план выступает сбор анамнеза, клиническое наблюдение за больным, специальное патопсихологическое обследование. Все это строго документируется (такие подробные истории болезни встречаются, кажется, только в психиатрии), и проверяется на нескольких уровнях (заведующим отделения, старшими врачами больницы, заместителями главного врача больницы, внешними контролирующими инстанциями). При спорных диагностических вопросах в отделение приглашается научный консультант, для решения отдельных лечебно-социальных моментов история пациента может обсуждаться на расширенной больничной врачебной конференции. Опять же поставленный диагноз может в дальнейшем оспариваться, с привлечением независимых психиатрических экспертных комиссий.

http://www.mindlabyrinth.ru/stigma/list.php?sid=51